Влияние 90-х на искусство 1

Влияние 90-х на искусство

В 1991 году художник Кристофер Вул (Christopher Wool) переделал одну из своих последних картин в нечто, напоминающее рекламный щит, которые неоднократно встречались ему вокруг Питсбурга, надпись на нем гласила: «Шоу закончилось, зрители получили то, что хотели, просьба покинуть свои места. Время забирать свои пальто и идти домой. И не возвращаться. Даже если у вас нет пальто и нет дома».

Эта цитата — леденящее определение нигилизма из книги «Situationist», писателя Рауля Ванейгема (Raoul Vaneigem) — прекрасная эпитафия для только что прошедшей эпохи Рейгана, и начала капризных девяностых.

О странностях искусства 90-х

Афиши кино и объявления о фестивалях источали вульгарность и просто кричали о своей низкопробности. Многое в таких жанрах искусства, как живопись, фотография, музыка, литература, было грязным, как по форме, так и по содержанию, провоцирующее зрителя на разгадку непростой истины о социальной подоплеке происходящего.

1990-е с их неуклюжим «scatter art», (так называемый разброс искусства, сейчас это называется «арт-инсталляцией»), составили прекрасный фон для агрессивного нападения на нетронутое пространство галерей белых кубов «White Cube-gallery» — визуального аналога панк-рока, взорвавшего наше сознание и подсознание, после десятилетия подземного существования.

В это десятилетие, смягченное убаюкивающим бумом дот-кома и окончанием Холодной Войны, возник особый вид искусства: искусство середины 1990-х — отражение недавно прошедших событий в мире и все более размытая грань между реальным и виртуальным. Захватывающие крупномасштабные фотографии бешено скачущих фондовых рынков Андреаса Гурски, рок-концерты, дизайнерские показы обуви, больше похожие на рекламные объявления в духе времени, неуклонно растущее массовое потребление и производство — все это неотъемлемая часть тех лет.

Неужели всё так печально?

В то же время, однако, художник Габриэль Ороско путешествует по свету, создавая хрупкие, экономичные скульптуры и фотографии из самых скромных и бросовых материалов, перерабатывая их в поэтические объекты, колеблющиеся между реальностью и воображением. Или работы Тома Фридмана, который, как и Ороско, за десятки тысяч часов, из тысяч зубочисток, листов бумаги, бесконечного и, казалось бы, бессмысленного труда, создавал блестящие произведения искусства.

90-е, время накопления уникального опыта, технологической и информационной перегрузки, бесконечно регулируемый и постоянно отвлекающий сознание перелом, болезненный, но необходимый.

Дуглас Эклунд

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *