.

Беспощадный век. Английская сатира во всеоружии

http://www.risunoc.com/2016/04/blog-post.html
Карикатура Туманного Альбиона на выставке в музее-заповеднике «Царицыно»

Посмеяться на британский манер над предрассудками и нелепостями мира сего предлагает музей-заповедник «Царицыно» на выставке английской сатирической графики XVIII — первой трети XIX века — 200 листов, хранящиеся в шести отечественных государственных собраниях и частных коллекциях.

Весенний призыв к английскому чувству юмора — неплохая идея. Особенно в перекрестный Год языка и литературы Великобритании — России. Выставка в Царицыне покажет бойкую на язык (не только в смысле текста подписей) английскую карикатуру золотого века, на которую затем равнялись континентальные остроумцы от графики: Оноре Домье, Поль Гаварни, Изидор Жерар Гранвиль... На выставке покажут творчество мэтров этого жанра, постаравшихся поднять его из низин академической иерархии на достойную высоту.

Речь идет о Томасе Роуландсоне, Джеймсе Гилрее, Джордже Крукшенке и других мастерах, не оставлявших в покое ни одну актуальную в то время тему: политическое и общественное событие, смену моды и увлечений, перемену в нравах. В какой-то мере они продолжили традицию Уильяма Хогарта (который, кстати, тоже стал объектом карикатур), но уже без его бичеваний и морализаторства. Карикатура этого периода не знала партийности. Она была не за тори и не за вигов — она была «гласом народа», а потому не создавала себе кумиров, наоборот, все ниспровергала и порой изъяснялась таким площадным изобразительным языком, что в наше время понадобились бы пометки вроде «18+».

Сатирические гравюры печатали многочисленные по тем временам издательства. Такие эстампы пользовались большим спросом: их коллекционировали (премьер-министр Уильям Питт-младший собирал всевозможные шаржи на свою персону), они становились поводом для заочного приговора (Наполеон Бонапарт посулил виселицу Гилрею за серию карикатур на себя).

Вместе с общественным мнением британская карикатура язвила по поводу перемен у соседей — новой «неоклассической» парижской моды, революционного «покроя» посредством гильотины — и периодически выливала галлоны желчи на непонятного русского союзника, который внезапно обращался в противника. То, что сатира — мощное оружие, стало ясно именно вскоре после золотого века британской карикатуры. Это поняли и большевики. Гилреев и Роуландсонов стал собирать в 1920–1930-е годы Центральный партийный архив (ЦПА), ставший отделом Института К. Маркса и Ф. Энгельса. Теперь это РГАСПИ. Все же английской карикатуре не удалось избежать партийности, хотя бы по прописке. 

источник:http://www.theartnewspaper.ru/posts/2839/
Более новые сообщения Более старые сообщения На главную

Поделитесь своим мнением

Если понравилось